Евгений Никулин в пражской тюрьме – между Москвой и Вашингтоном

Дело Евгения Никулина, задержанного в чешской столице по подозрению в хакерских атаках на компьютерные сети США, выходит на новый виток. Конституционный суд Чехии удовлетворил прошение адвокатов, затормозив процесс экстрадиции россиянина в Соединенные Штаты. Министр юстиции Чехии, за которым будет последнее слово, намекнул на шаткость позиции России, также потребовавшей выдачи Никулина; при этом российские интересы лоббирует сам президент Милош Земан.

адвокат Мартин Садилек, фото: Эва Туречковаадвокат Мартин Садилек, фото: Эва Туречкова В 2016 г. гражданин РФ был задержан в Праге по ордеру США, где он обвиняется во взломе сетей LinkedIn, Dropbox и Formspring. Вскоре после этого Россия также выписала ордер на арест Никулина – за кражу 3450 долларов в электронной платежной системе Webmoney, которую он якобы осуществил в 2009 г. При этом ранее российские власти говорили не о преступлениях Никулина, а об «охоте за российскими гражданами по всему миру». Согласно решению чешских судов различных инстанций, 30-летний россиянин может быть экстрадирован как в одну, так и в другую страну.

2 марта 2018 г. российская газета «Известия» опубликовала статью под заголовком «Экстрадицию Никулина поставили на паузу». За комментариями «Радио Прага» обратилось к адвокату задержанного Мартину Садилеку.

«Мы обжаловали в Конституционном суде вердикты Верховного и Городского судов в Праге, которые допускают выдачу господина Никулина Соединенным Штатам Америки. В своем заявлении мы попросили Конституционный суд отложить выполнение этого решения. Конституционный суд удовлетворил наше заявление, поскольку если бы господин министр принял решение о выдаче моего клиента в США, правам господина Никулина мог бы быть нанесен необратимый ущерб – в случае экстрадиции в США рассмотрение дела в Конституционном суде ЧР теряет смысл», – так прокомментировал ситуацию русской службе «Радио Прага» Мартин Садилек.

Тюрьма «Панкрац», фото: Филип Яндоурек, «Чешское Радио»Тюрьма «Панкрац», фото: Филип Яндоурек, «Чешское Радио» «Конституционный суд постановил, что до момента, пока он не вынесет собственное решение, чешский министр юстиции не может выносить какой-либо вердикт по делу Евгения Никулина. Мы указали на серьезные нарушения принципа справедливого процесса, когда мой подзащитный был существенно ограничен в возможности представлять собственные интересы», – цитирует Мартина Садилека газета «Известия».

Какими будут дальнейшие шаги в этом деле? «Сейчас наше заявление в Конституционный суд будет рассматриваться, и в зависимости от вынесенного вердикта можно будет действовать дальше. Если Конституционный суд удовлетворит нашу жалобу, дело должно вернуться для пересмотра в суды низшей инстанции. Если она удовлетворена не будет, министр юстиции получит возможность решить судьбу моего клиента – экстрадировать его или нет, и в какую страну», – пояснил «Радио Прага» Мартин Садилек.

депутат Мирослава Немцова, фото: Филип Яндоурек, «Чешское Радио»депутат Мирослава Немцова, фото: Филип Яндоурек, «Чешское Радио» 1 марта имя Никулина звучало и в стенах чешского парламента. С вопросом о деле россиянина к министру юстиции Роберту Пеликану обратилась депутат от партии гражданских демократов Мирослава Немцова. Она напомнила политическую составляющую процесса – США могут подозревать Никулина в том, что «он знает подоплеку ряда операций российской кибервойны с Западом». «Русские как-то очень быстро вспомнили, что он совершил в России какое-то мелкое преступление». «Они хотят как можно быстрее вернуть его в Россию, поскольку, по моему мнению, у них есть основания опасаться, что его получат американцы и будут спрашивать его о чем-то, что может принести России неприятности», – считает Мирослава Немцова.

«Решение я приму, как только у меня появится такая возможность, поскольку в деле происходят различные процессы, результатов которых я должен дождаться. При принятии решения я взвешу серьезность преступлений и то, как поступали запросы от той или иной страны – они активно требовали выдачи или же вспомнили о Никулине позже», – пояснил свою позицию министр юстиции Роберт Пеликан.

президент Милош Земан, фото: Халил Баалбаки, Чешское радиопрезидент Милош Земан, фото: Халил Баалбаки, Чешское радио Министр также подтвердил парламенту, что президент Милош Земан просил его выдать Никулина России. Роберт Пеликан, по его словам, «выслушал президента и сообщил ему собственное мнение по этому вопросу». При этом он не считает просьбу Милоша Земана «давлением».

«Это правда, что в этом году прошли две встречи, в ходе которых президент просил меня выдать российского гражданина США, а России», – сообщил ранее изданию Aktuálně.cz Роберт Пеликан, подтвердивший также, что к нему по делу Никулина обращался канцлер Пражского Града Вратислав Мынарж, передавший Роберту Пеликану письмо, полученное от матери задержанного Любови Сокирдоновой.

В послании, адресованном на имя президента Милоша Земана, Любовь Сокирдонова пишет: «Мой (младший) сын предпочел правду обещанной выгоде. Ему только 30 лет. Умоляю вас не лишать меня последней надежды». Она также сообщила президенту ЧР, что имеет инвалидность и недавно похоронила старшего сына.

Евгений Никулин, фото: ЧТЕвгений Никулин, фото: ЧТ Любовь Сокирдонова намекает на прошлогодний эпизод. В апреле 2017 года адвокат россиянина сообщил, что Евгений Никулин считает себя жертвой политических и дипломатических игр. В письме, написанном в тюрьме, задержанный рассказывает о якобы имевшей место попытке агентов ФБР «получить у него информацию о влиятельных фигурах современной России». Российские СМИ цитируют слова Мартина Садилека, о том, что в ходе допросов его клиента спрашивали о связях с сыном министра обороны РФ Сергея Шойгу и другими детьми высокопоставленных российских деятелей.

По словам самого Никулина, представитель ФБР уговаривал его сознаться во взломе для Дональда Трампа почты Хиллари Клинтон по приказу Владимира Путина и согласиться на экстрадицию в США. Там с него якобы сняли бы все обвинения, выплатили финансовое вознаграждение и даже дали американское гражданство. От этого предложения россиянин, по его словам, категорически отказался.